Женский монастырь в честь святой царственной страстотерпицы великой княжны Ольги города Луганска

К дню рождения святой царственной страстотерпицы великой княжны Ольги. Часть 2

Видео Фото Контакты
Опубликовано:Ноя 16,2020

После вступления России в Первую мировую войну вместе с матерью и сестрами Ольга Николаевна работала в военных госпиталях. Прошла полноценное обучение и стала настоящей сестрой милосердия. Принимала участие в тяжелых операциях, ухаживала за военными, делала им перевязки.

Императрица писала супругу Николаю II: «Ольга подавала нитки в иголки при первой ампутации. Один солдат умер прямо во время операции – такой ужас! Девочки выказали мужество, хотя никогда не видели смерти так близко».

Т.Е.Мельник-Боткина: «Великая княжна Ольга Николаевна, более слабая здоровьем и нервами, недолго вынесла работу хирургической сестры, но лазарета не бросила, а продолжала работать в палатах, наравне с другими сестрами убирая за больными«. С. Я. Офросимова: «Великую княжну Ольгу Николаевну все обожали, боготворили; про нее больше всего любили мне рассказывать раненые. Однажды привезли новую партию раненых. Их, как всегда, на вокзале встретили великие княжны. Они исполняли все, что им приказывали доктора, и даже мыли ноги раненым, чтобы тут же, на вокзале, очистить раны от грязи и предохранить от заражения крови. После долгой и тяжелой работы княжны с другими сестрами размещали раненых по палатам. Усталая великая княжна Ольга Николаевна присела на постель одного из вновь привезенных солдат.
Солдат тотчас же пустился в разговоры. Ольга Николаевна, как и всегда, и словом не обмолвилась, что она великая княжна.
— Умаялась, сердечная? — спросил солдат.
— Да, немного устала. Это хорошо, когда устанешь.
— Чего же тут хорошего?
— Значит, поработала.
— Этак тебе не тут сидеть надо. На фронт бы поехала.
— Да моя мечта — на фронт попасть.
— Чего же? Поезжай.
— Я бы поехала, да отец не пускает, говорит, что я здоровьем для этого слишком слаба.
— А ты плюнь на отца да поезжай.
Княжна рассмеялась.
— Нет, уж плюнуть-то не могу. Уж очень мы друг друга любим«.

Также уделяла немало времени и общественной работе. Как и другие сестры, занималась сбором пожертвований, отдавала на лекарства собственные сбережения.

Император Николай II зачитывал дочери телеграммы, приходящие с фронта, и совещался с ней.

В феврале 1917 года княжна Ольга сильно заболела. Сначала слегла с воспалением уха, а после, как и другие сестры, заразилась от одного из солдат корью. Впоследствии к ней также добавился тиф. Заболевания протекали довольно тяжело, княжна долгое время лежала в бреду с высокой температурой, поэтому узнала о беспорядках в Петербурге и революции уже только после отречения отца от престола.

 

После выздоровления Ольга Николаевна с родителями, сестрами и братом проживала под арестом в Царском Селе. Преподавала своим сестрам и брату английский язык.

Перед отъездом царской семьи в Тобольск священник Афанасий Беляев исповедовал детей: «Впечатление от исповеди получилось такое: дай, Господи, чтобы и все дети нравственно были так высоки, как дети бывшего царя. Такое незлобие, смирение, покорность родительской воле, преданность безусловная воле Божией, чистота в помышлениях и полное незнание земной грязи — страстной и греховной — меня привели в изумление, и я решительно недоумевал: нужно ли напоминать мне как духовнику о грехах, может быть, им неведомых, и как расположить к раскаянию в известных мне грехах».

Уезжая с семьёй в Сибирь, Ольга взяла с собой не много вещей – книги на русском и французском языках, несколько икон и свои дневники. Между страниц девушка хранила засушенные цветы, собранные в Царском селе в беззаботные и счастливые времена. Незадолго до гибели, в Тобольске, цесаревна сожгла почти все свои дневники, а накануне расстрела переписала в личную тетрадь стихотворение Сергея Бехтеева «Молитва»:

«…И у преддверия могилы
Вдохни в уста Твоих рабов
Нечеловеческие силы
Молиться кротко за врагов!»

В августе с семьей прибыла в Тобольск, много времени проводила с отцом, гуляла с ним и Татьяной Николаевной. По вечерам девушка играла на рояле. Накануне 1918 года княжна снова тяжело заболела — на этот раз краснухой. Девушка быстро поправилась, но со временем все чаще стала замыкаться в себе.

Ольга Николаевна 20 мая 1918 года прибыла в Екатеринбург. Всю семью разместили в одной комнате на втором этаже дома купца Ипатьева. Занималась вышиванием или вязанием. Иногда княжна выносила уже больного цесаревича на короткие прогулки.

Великая княжна Ольга Николаевна  расстреляна вместе со своими родителями, сёстрами и братом в ночь на 17 июля 1918 года в подвале Ипатьевского дома в Екатеринбурге.

В 1981 году великая княжна Ольга Николаевна Романова и все  члены  царской  семьи  канонизированы  Русской Православной  Церковью  за  рубежома  в  августе 2000 года — Русской Православной Церковью.


admin

Нет описания. Пожалуйста, обновите свой профиль.